Мягкий шлем со знаком быстрого клинка

Шарм-подвеска "Шлем гладиатора" BUNNY в интернет-магазине kirkcoclanonp.tk

Шарм-подвеска "Шлем гладиатора" BUNNY. Цвет серебристый. Вид 1. Подвеска знак зодиака - козерог., Brillante Шарм-подвеска "Шлем. っHarley объектив Все Сезоны Мотоциклетный Шлем Двигателя Подкладка выполнена из высококачественного бархата. мягкие и удобные. 4. MOON Лучшее Качество Очки Катание На Лыжах Шлем В пресс-форме CE Крышка страйкбол Пейнтбол шлем аксессуар для быстрого MH/PJ шлем новый . анфас защиты маска выстрел шлемы Пена мягкий внутри черный из Охота Тактический версии жилет Магия Стикеры Знак повязки ПВХ патч .

Для того, чтобы хорошо слышать, они снабжались отверстиями — слуховыми розетками. На затылке под гребнем находилась гильза для султана. Если науши доходили только до скул и соединялись на шее ремнями, то шлем назывался открытым, если они образовывали подбородник, то закрытым бургиньотом рис. Армет с перфорированными нащечниками и забралом. От доспеха императора Максимилиана I. От трехчетвертного доспеха рыцаря Ганса Фернбергера фон Ауэра ум.

Итальянские бургиньоты отличаются от германских тем, что имеют более закругленные формы и схожи с античными шлемами римлян. Они появились как предметы роскоши, оформленные с фантазией и богато украшенные чеканкой, инкрустацией и золочением.

Оружейники Милана, Флоренции, а позже Болоньи и Рима стали необычайно известны во всех странах [44] своими пышными бургиньотами рис. Но и в Германии, преимущественно в Аугсбурге, также изготавливались богато украшенные бургиньоты. С чеканкой, воронением и позолотой по железу; нащечники более поздней работы. С тремя гребнями из полированного железа. Из армии императора Карла V — От ландскнехтского доспеха Лазаруса Швенди — Первые бургиньоты времен императора Карла V — имели три низких гребня рис.

Уже в году бургиньот использовался как сменный шлем для латных доспехов, главным образом на маршах. В году рыцарство надевало с бургиньотами подбородники, укрепленные на груди, которые имели форму подбородников года, но больше выдавались вперед рис. Чаще всего подбородник бывал пристяжной, подобно забралу закрывающий лицо, так называемый полевой или боевой подбородник, использовавшийся на ранних арметах XV века рис.

Германские и нидерландские бургиньоты имели боевые подбородники с воротниками. Такой подбородник крепился к нащечникам ремнями или небольшими крючками и придавал всему шлему вид закрывающегося армета рис.

Обычно он двигался вниз и [45] фиксировался в трех или четырех положениях, что позволяло частично или полностью открыть лицо. Германские бургиньоты носили до XVII века во всех армиях, далее в итальянских.

Уже в середине XVI века появились шлемы, которые объединяли старую форму шлема с устройством бургиньота. Варианты здесь необычайно разнообразны. В конце XVI века германский бургиньот часто фигурирует под названием пикинерская каска.

мягкий шлем со знаком быстрого клинка

Опускной подбородник самостоятельно крепится к бармице, охватывая ее; бургиньот надевается отдельно сверху. От полудоспеха Франца фон Кастелальто ум.

Со съемным забралом; верхняя полоса забрала изображена опущенной. Предположительно работа Ганса Розенбергера. С подвижным назатыльником, откидным козырьком и подвижным подбородным ремнем.

Земельный цейхгауз в Граце. Примерно с года во всех армиях Европы применялся бургиньот восточных, прежде всего венгерских форм. Поскольку такой шлем носили сначала в Австрии, он назывался австрийским бургиньотом. Интересно проследить за изменениями, которые этот шлем претерпел на пути с Востока. Восточным народам с древнейших времен был присущ шлем без лицевого козырька 15 и назатыльника. Он имел вытянуто-конусную закругленную форму и оканчивался острием рис. К этим турецким шлемам кулахам в транскр.

Передняя часть, ниспадая на лицо, заменяла собой забрало. Наряду с этим в турецкой армии появляется другой тип шлема, по форме похожий на упомянутый выше, но имеющий некоторые особенности. Его называют турецкий шлем, или шишак. Прежде всего эти шлемы характеризуются прямым козырьком для глаз.

Железный наносник может фиксироваться под козырьком в любом положении с помощью винта. Тыльная часть шлема защищена назатыльником, который в XVI веке еще висел на шлеме на коротких цепочках, а позже соединялся с ним ремнями рис. Знатные турки и полководцы часто носили на поле такие шишаки, чтобы понравиться янычарам. Такие шлемы появились в начале XVI века как многочисленные трофеи и сохранились в данной форме до конца XVII века, даже еще дольше, только после им стали придавать более низкую, полукруглую форму.

Русские, поляки и венгры, перенявшие турецкий шлем, изменили его сообразно своему национальному вкусу. Различия в формах шлемов у разных народов незначительны, но все-таки они, как правило, четко делятся на московитские, польские и гусарские шишаки.

Состоит из двух грубо склепанных частей и козырька XVI. Турецкий железный шишак Мехмет-паши Соколлу, великого визиря Османской империи — С богатыми украшениями в технике инкрустации золотом; козырек и назатыльник крепятся поворотными штифтами. Из Польши шишаки попали в Саксонию, из Венгрии в Австрию и Баварию, а оттуда в другие армии, в которых претерпевали различные изменения.

Так, во второй половине XVII века, когда вошли в моду мужские [47] парики с длинными локонами, шлемы получили объемистые назатыльники. Польские всадники носили на этом шлеме украшение, как на шлемах XV века: Так возник новый тип шишака, который на короткое время стал модным во всех армиях. Он встречался как в пехоте, а именно у воинов, вооруженных пиками, так и у всадников легкой конницы, аркебузьеров и. Турецкий шишак как предмет вооружения применяется не только в турецкой армии.

Это в достаточной степени подтверждается тем, что такая форма шлема встречается у персов, индусов, черкесов и. Без сомнения, прародиной этой формы шлема является Персия рис. Украшен травлением с позолотой. Шишак герцога Карла II Лотарингского —рифленый, гравированный, с вытравленным рисунком, позолоченный и украшенный полудрагоценными камнями.

Они не использовались в полевом бою, а применялись только при осаде крепостей. Каждый полководец наряду со своими полевыми доспехами имел еще и траншейные доспехи или, по меньшей мере, тяжелый траншейный шлем.

Во Франции в инженерных войсках они использовались вплоть до года. Для этого к нижнему краю на шарнирах крепились стальные полосы, во время похода они откидывались вверх, но во время боя опускались. Такое устройство встречалось как на шишаках, так и на железных шапках. Несмотря на оригинальность и простоту, это устройство мало удовлетворяло своему предназначению и поэтому быстро исчезло рис. Индийский шлем, с перфорированным металлическим корпусом на красной подкладке.

С инкрустированными украшениями и бармицей, обтянутой шелком. Наряду с бургиньотом в году появился еще один воинский головной убор, родиной которого предположительно является Испания.

Позже он использовался в пехоте всех армий Западной Европы, даже был популярен среди рыцарей. Этот головной убор известен под названием морион исп. Впервые это название, предположительно для другой формы шлема, встречается уже в рукописях XIV века.

Морион XVI века представлял собой высокий шлем полукруглой формы с гребнем переменной высоты. Поля шлема подняты впереди и сзади, по бокам опущены таким образом, что спереди и сзади заканчиваются острием одинаковой формы рис. Морионы носили в армии Карла V сначала в пехоте. Позже стрелки его сняли. В некоторых странах, таких как Италия, морион носили с короткими подвижными щечными заслонками — нащечниками.

Железная шапка, из вороненого железа, с полосками на шарнирах, опущенными вниз, применялась в легкой кавалерии. Морион, с травлеными и позолоченными узорами и гербом семьи венецианских патрициев Да Мула. Морион, гребень которого постепенно становился необычайно высоким, сохранился до первых десятилетий XVII века. Воины Пассау были оснащены морионами еще в году рис. Особенно часто он встречался в качестве головного убора стражников и телохранителей при дворах, а также во многих германских народных ополчениях.

Защита головы при помощи железного шлема казалась всеобщей необходимостью. Для стрелка, который прижимал свое оружие к щеке, морион, тем более бургиньот, был неудобен. В результате стрелки в году получили собственный тип легкого шлема, кабассет рис. Если сверху такой шлем заострялся и загибался назад, то он назывался грушевидным.

Последние кабассеты исчезли примерно в году. В XVI веке их носили даже знатные рыцари. Особенно часто они встречались в итальянской и французской армиях. Морион, с гладким гребнем, чеканными украшениями и черненым рисунком. Головной убор младшего командира ополчения Пассау, возглавлявшегося эрцгерцогом Леопольдом V.

Из истории шлема (20 фото)

И, наконец, нужно упомянуть о так называемых черепниках. Himhaubenкоторые носили всадники для защиты головы под войлочными шляпами. Они появились повсеместно в году и имели форму полушария с небольшими вырезами для ушей рис. В итальянских городах-государствах стало обычаем носить под шапками и беретами железный чепчик полукруглой формы, нередко снабженный пятью или семью железными зубцами.

Один из таких шлемов находится в художественной коллекции оружия императорского дворца в Вене рис. Уже в VIII веке стало обычаем снабжать шлемы декоративными украшениями. До XV века, когда шлем превратился в составную часть доспехов, он выступал независимо от остального оборонительного вооружения, с этого времени он находился в соответствии с ним в большинстве случаев.

Украшение старинных шлемов состоит чаще всего в наложении золота или блестящей бронзы. Орнаменты и фигурные украшения выполнены в еще довольно грубой технике гравировки, но с большой выразительностью. Изображения такого рода смотрятся как плоские рельефы. Стремление [51] повысить ценность предмета и впечатление от него украшением драгоценными камнями заметно уже во времена Каролингов. Сначала рельефной чеканкой занимались только по меди. Чеканка по железу появилась только в конце средневековья.

В XIV веке часто встречались украшения, выполненные в технике врезки, которые делали из латуни или золота; это старейший тип инкрустации в Западной Европе, который может рассматриваться как неуклюжее подражание восточной технике. Золочением занимались преимущественно в Италии и Испании в XIII веке, до конца средневековья оно считалось секретным искусством.

В середине XV века украшения начинают делать гравировальным резцом. Простой черепник немецкого кавалериста. Императорский и королевский Музей армии в Вене. Черепник, с пятью шипами, черненый, с небольшими подвижными нащечниками. Только в конце XV века заметны попытки делать украшения способом травления.

Искусствоведы определяют начало этой техники слишком поздно. Углубление надреза грабштихеля травильной жидкостью можно подтвердить уже на шлемах и другом оборонительном вооружении года. Примерно годом датирован круглый щит Максимилиана I из художественной коллекции оружия императорского дворца в Вене, демонстрирующий высокое травление, которое предполагает чрезвычайно искусное владение этой техникой. Хотя и не сохранилось образцов древнейших времен, все-таки можно предположить, что окрашивание шлемов было принято уже в середине XII века.

Наглядные примеры особенно хорошо сохранились на образцах турнирных шлемов с XV столетия. Мотивы чаще всего геральдические. О чернении и синении лат и о причинах, вызвавших [52] возникновение этой техники, мы более подробно расскажем чуть позже. Уже в XIV столетии, первоначально в Италии, появились обтянутые тканью железные шляпы. Специально украшать тканью шлемы стали несколько позже; об этом необходимо высказаться более подробно.

Итальянское солнце сильно нагревало металл, и такая эффективная мера была вполне понятна. Это новшество получило живой отклик в итальянских городах-государствах: Так, в коллекциях мы видим итальянские бацинеты, а позже бургиньоты, которые имели еще подлинную обшивку бархатом или шелком. В некоторых случаях по сохранившимся на краях отверстиям можно предположить, что раньше они были обтянуты материалом.

Эта практическая мера нашла свое применение в XVI веке в войсках, особенно в итальянских и испанских, и даже в легкой коннице Германии, тоже оснащенной такими обтянутыми шлемами в году. Трудность изготовления шлемов уже в раннем средневековье сделала работу кузнеца очень почетной.

Техника чеканки выколотки колоколообразного корпуса шлема с начала XVI века достигла такого развития, что рабочие-ремесленники чеканили из одного листа не только макушечные части шлема, но и гребни высотой до 12 сантиметров.

И только в XVI столетии этот навык ослабевает.

Изумрудный Кошмар - [] - 7/7 (ОБ)

Большая потребность в шлемах, возрастание ценности человеческого труда подняли цены чеканных шлемов на недосягаемую высоту. Попытки упростить работу предпринимались постоянно, и шлемы, бургиньоты, морионы и кабассеты изготавливались из двух половин, которые потом склепывались или сваривались в одно целое. Предметы такого рода имеют и для коллекционеров небольшую ценность. Прежде чем мы закончим этот раздел, нужно сказать еще несколько слов об обычае украшать шлемы, в особенности предназначенные для турниров, перьями или украшениями в виде перьев.

До конца XV века прежде всего на турнирных шлемах встречаются объемные геральдические знаки. К ним часто присоединяются пучки перьев — султан ит. В военное время, когда получили большое распространение наемные армии, на шлемах и шишаках носили веточки деревьев На шлемах, бургиньотах, морионах и кабассетах ее укрепляли сзади, на железных шляпах обычно сбоку.

Для крепления листвы и перьев приделывалась специальная гильза. На германских шлемах и колпаках это была украшенная трубка из латуни, на итальянских — выпуклые орнаментированные пластинки в форме фигурного щита. Во второй половине XVI века в Италии стало модным при торжественных выездах, на турнирах и. Большей частью они состояли не из настоящих перьев, а из имитации из шелка или [53] овечьей шерсти. Этот немного барочный обычай распространился и на германские дворы.

Для укрепления этих огромных и тяжелых украшений шлемы имели особые приспособления на гребнях. Некоторые из этих приспособлений сохранились еще в коллекциях, но на многих шлемах остались только следы их прежнего существования. Эта мода исчезла с началом Тридцатилетней войны рис.

Наряду с этими приспособлениями для украшений на шлемах и бургиньотах, в основном ранних, примерно до года, встречаются и другие, заслуживающие упоминания особенности. Это были отверстия для ремней. Под шлемом носили подкладку в виде колпака из тика или кожи с набивкой. Чтобы удобнее было подгонять их к голове, расправлять складки и. Эти парные отверстия, часто имеющие пистоны из латуни, встречаются на более поздних жабьих головах, а также на арметах и даже бургиньотах начала XVI века.

Попытки вентилировать голову под шлемом в летнюю жару привели в начале XVI века к оформлению макушки в виде решетки. Такие шлемы появились уже в году, но встречались на пеших турнирах еще до года. Приспособление для крепления украшения на армете. Она сложилась в окончательном виде только в XII. Поэтому в данном случае можно говорить о прото-геральдических знаках прим.

Выполнен в восточном стиле; купол полированный, диадема и геральдическая фигура из меди и частично позолочены; на диадеме надпись: Геральдическая фигура в виде козлиной головы указывает на то, что шлем был изготовлен до XV. Бацинет со скобками для крепления бармицы и носовой стрелки. Музей Польди-Пеццоли в Милане. Бацинет с пристегнутой носовой стрелкой. Klappvisierкоторое стало встречаться все чаще, а примерно с года применялось уже на всех бацинетах. Забрало, которое в лобной части укрепляется на шарнире, называется откидным рис.

Если по бокам оно неподвижно, но его можно снять со штифтов, то забрало называется навесным. Наконец, забрало, движущееся вокруг боковых осей, называется подъемно-опускающимся. На надгробном памятнике графа Пемброкского в Вестминстерском аббатстве можно увидеть уже полностью сформировавшееся забрало. А в другом источнике года записано: Бацинет со скобами для бармицы и откидным забралом, вытянутым в форме собачьей морды. Нижний край смотровой щели — зубчатый, для затруднения проникновения холодного оружия.

Корпус шлема полностью сделан по образцу бацинета, но имел жесткие подбородник и назатыльник, так что шлем, собственно, сидел на плечах. Это нововведение станет понятным, если учесть, что эти подбородник и назатыльник заменили кольчужную бармицу. Шлемы этого типа прекратили использовать в конце XIII века.

Называть эти шлемы просто бацинетом неточно, самый подходящий для них термин — большой бацинет фр. Изготовлен он в Инсбруке в году Йоргом Зойзенхофером. Горшковый шлем, хотя и исчез с поля боя, все-таки был важным атрибутом рыцарства и с незначительными изменениями в форме использовался до XVI века на турнирах.

Головной убор рыцаря того времени существенно отличался от головного убора простого воина. Пехотинцы, лучники или арбалетчики с XII века носили более простой головной убор — железную шляпу. С XIV века, когда пехота постепенно стала приобретать все большее значение, дворяне начали заискивать перед наемными солдатами и даже короли иногда носили железные шляпы, хотя и с подбородником для защиты нижней половины лица рис.

Железная шляпа с плоским краем и широкими, низко опущенными полями. Аугсбургская работа, вторая пол. Железная шляпа исчезает только в середине XVI века. На последнем этапе своего существования, с года, ее популярность возрастает среди ландскнехтов, форма ее меняется, появляется простая удобная легкая железная шапка с козырьком от солнца рис. Во втором десятилетии XV века у рыцарства вдруг появляется совершенно новой формы шарообразный шлем или бикокет фр.

Пришедший из Италии, он является собственно не чем иным, как пригнанным шлемом с большим забралом и вогнутыми стенками для защиты шеи. Эта форма имела значительное преимущество: Голова воина свободно двигалась в этом шлеме, и удары палиц могли нанести ему лишь небольшой вред. Несмотря на это, такие шлемы исчезли уже в году, вероятнее всего из-за своей неуклюжести и в связи с тем, что ударное оружие нападения постепенно использовалось все реже.

Уже вместе с бацинетом в году появляется приспособление, защищающее нижнюю часть лица и называющееся подбородником. Иногда он бывает подъемным. Если это приспособление не образует составной части шелка, то крепится к груди с помощью ремней, клиньев или крючков. К концу XIV века бацинет теряет остроконечный купол и приближается по форме к шару. Боковые и затылочные части шлема удлинились, а примерно с года над макушкой появился острый гребень.

Так возникла совершенно новая форма шлема — салад ст. Железная шляпа, в которую был одет император Максимилиан I — во время въезда в Лютцельбург Железная шапка, украшенная травлением с золочением. Сменный шлем от доспеха Конрада фон Бемельберга — Работа Валентина Зибенбюргера, травление Альберта Глоккендона. Итальянские салады существенно отличаются от немецких. Первые имеют больше форму римского или греческого шлема, что живо напоминает об античности.

Некоторые шлемы с узкими вырезами для носа и глаз похожи на коринфские шлемы гоплитов, например, венецианский салад. Немецкий салад на затылке вытянут далеко назад, образуя развитый назатыльник, и иногда имеет отогнутые в стороны бока.

Лицо закрыто подъемным забралом со смотровой щелью, нижний край которой выступает настолько, что делает невозможным проникновение к глазам ударного оружия. В году появляются подвижные назатыльники. Немецкие салады исчезают уже полностью к году, итальянские сохраняются в течение всего XVI столетия. Салады не всегда изготавливались из железа. В битве под Азенкуромпо свидетельству очевидца Сен-Реми, знаменитые английские лучники были оснащены саладами из вареной кожи. Лента, идущая по шлему, имеет шипы и украшена вытравленными строчными буквами, которые не образуют слов и имеют чисто декоративное назначение.

Немецкий салад с подъемным забралом. Край украшен декоративной латунной полосой; подбородник прикреплен к нагруднику и снабжен опускающейся деталью, которая слегка видна на рисунке. От доспеха эрцгерцога Зигмунда Тирольского — Существенным дополнением к немецкому саладу был подбородник, прикрепленный к груди крючками и закрывавший до глаз нижнюю половину лица.

Знатные рыцари в городах носили подбородник, изготовленный из кожи и обтянутый тканью. В году немецкие рыцари, а также наемные солдаты носят шлемы, представляющие собой каркас из металлических полей, обтянутых мехом и имеющих форму салада. В иллюстрированной книге дворца Течен на Эльбе такой шлем носит рыцарь с чертами лица императора Максимилиана рис.

Для справки Библиотека художественно-исторических коллекций императорского дома, Вена прим. Арсенальные книги императора Максимилиана, г. Данным источникам не всегда можно доверять в том отношении, что в них под названиями салад часто упоминались совершенно разные шлемы, поскольку это название было общепринятым. Салад, как и родственная ему железная шляпа, применялся в отрядах немецких солдат-наемников, а также нашел широкое применение у швейцарцев в XV веке.

В Италии, а позднее и во Франции салады для защиты ушей оснащаются по бокам наушами— дискообразными пластинами. С этим добавлением начинается переход от саладов к бургиньотам, которые мы рассмотрим чуть позже. К середине XV века в Италии сформировался шлем, полностью закрывающий голову. Старейшая форма развилась из салада с подбородником и сохранились переходные формы. Конструкция арметов могла несколько отличаться, но главным было то, что задняя часть шлема выковывалась по линии шеи, подбородок и щеки закрывались подбородником, состоящим из двух половин, укрепленных на боках на петлях и застегивающихся спереди.

Забрало было довольно острым, крепилось к корпусу разъемными полупетлями. Верхний край отогнут вперед и образует смотровую щель, другую сторону которой образует нижний край налобного усиления. Главным отличием этих шлемов был защитный диск на невысокой стойке, расположенный сзади на уровне шеи. Существуют мнения, что этот диск предохранял рыцаря при падении на спину или же служил для крепления намета.

В действительности этот диск защищал от перерубания ремень дополнительного подбородника, который носился с этими шлемами в бою и на турнире. С привычной бармицей, вернее с ее остатками, трудно было расстаться рис. Эта бармица исчезла с появлением ожерелий у доспеха. В начале XVI века шлемы имели только зачатки гребня, идущего ото лба к затылку, впоследствии этот гребень стал более массивным. В году, особенно в Италии, гребень вырос до огромной высоты.

Барочная фантазия привела к появлению гротескных забрал в форме устрашающих образов. Вообще варианты шлемов того времени имели собственные названия, присваиваемые в зависимости от забрала: Общее название этих шлемов — гротескные шлемы. Старейший образец закрытого шлема со съемным забралом, пристегивающимся подбородником и диском, защищающим ремень. Музей Армерия Реале в Турине. Бургундский армет с гротескным забралом и крыльями по бокам.

Закрытый шлем от максимилиановского доспеха, с подвижным подбородником и забралом. Переходная форма от салада к закрывающемуся армету. Изготовлен по проекту императора Максимилиана. С года конструкция армета значительно упрощается. Теперь подбородник изготавливается цельным и не откидывается в стороны, а сидит на одной оси с забралом.

Забрало вместе с подбородником, поднятые вместе, открывают достаточный проход для надевания шлема на голову. И к году выработался армет нового типа. Корпус шлема оттянули.

Считают, что этим освободили место для подбитого мехом или холстом колпака. У забрала было несколько поперечных граней, и оно имело поэтому механоподобный вид. В желобках пробиты многочисленные вентиляционные отверстия. Забрало далеко заходило на лоб, и поэтому от лобного усиления отказались. К подбороднику стали прикреплять горловое прикрытие рис. Появились и двойные забрала — внешнее имело обычный вид, а внутреннее состояло из редкой решетки или имело вид сетки.

В начале XVI века появились ожерелья, и почти сразу постарались соединить их со шлемом. Верхний край ожерелья выполняли в виде выступающего жгута, гладкого или витого. Нижний край шлема выковывался в виде полого жгута, который схватывал жгут ожерелья, свободно скользя по нему, не выходя из зацепления. Шлемы с полыми жгутами называли бургундскими арметами. Их не следует путать с бургиньотами, о которых речь пойдет позже.

Тогда же появилось и забрало, которое получило наибольшее распространение. Оно имело гладкие стенки, острое вертикальное ребро и смотровую щель с защитной отбортовкой рис. Полированный с черным травлением. От доспеха короля Венгрии и Чехии Фердинанда I — С года началось развитие шлема, который с года принял законченный вид.

Общий вид и забрало не отличались от бургундского, но отсутствовало жесткое скрепление с ожерельем. Нижний край шлема не имел полого жгута, а переходил в подвижное горловое прикрытие. Забрало вместе с подбородником насажено на общую ось.

Для надевания шлема забрало и подбородник поднимали вверх. А для удержания забрала в поднятом положении на правой стороне подбородника размещен стержень, служащий упором. На многих шлемах, особенно на турнирных, на правой стороне имелся подпружиненный стопор, удерживающий забрало, а иногда и подбородник в закрытом положении. Забрало делали из двух частей — верхней со смотровой щелью и нижней, с вентиляционными отверстиями.

Чтобы поднять верхнюю часть, достаточно было потянуть за кожаный ремешок. А чтобы открыть обе части забрала, надо было освободить стопор и за штырек поднять. Появившаяся в начале XVI века форма забрала с заостренным концом к году достигла наибольших размеров. Стенки забрала были слегка вогнуты. Такие изменения не были случайными.

Увеличение размеров создавало большой объем внутри шлема, что облегчало дыхание воина и упрочняло шлем, но увеличивало его вес. Остроконечные забрала свойственны шлемам — годов, но после этого стенки забрала становятся все более вертикальными, тем самым приближая смотровую щель к глазам рис.

Во второй половине XVI века конструкцию арметов упростили еще. Забрало заменили подъемным козырьком и вертикальной пластиной или решеткой, соединенными. В нидерландских и английских армиях конные стрелки носили шишаки с подобными козырьками и решетками, но состоящими только из трех прутьев рис. Армет с низким гребнем, подбородником, забралом и подвижным усилением налобной части.

Воротник из трех полос. Коллекция оружия дворца Амбрас в Тироле. У боевых арметов, бургундских и закрывающихся часто применялись разнообразные усиления. На некоторых типах турниров эти усиления были необходимы. В первую очередь надо упомянуть накладной налобник, закрывавший лоб и макушку. Он мог быть двухсторонним или закрывать только левую сторону. На месте это усиление удерживалось тремя плоскими пружинами, отходящими сзади. Первые их образцы появились в году, а с года их использовали по большей части как украшение.

Другим усилением был дополнительный подбородник, снова возродившийся у арметов, закрывающий теперь только подбородок, а своими краями — оси забрала.

Снизу к нему крепилось горловое прикрытие. Подбородник стал обычным при ношении бургиньота. У некоторых боевых, но гораздо чаще у турнирных левый бок шлема и забрала усиливали. Размеры усилений были разными — самые маленькие закрывали только стенку шлема, заходя за середину, и крепились ремнем.

Более крупные усиления доходили до нагрудника и крепились к нему винтами. Самые крупные закрывали половину груди, все левое плечо и шлем до смотровой щели. Эти усиления будут рассмотрены ниже. С момента своего появления все закрытые шлемы имели один общий недостаток — перегрев головы под солнцем. С этим попытались бороться путем перфорирования корпуса.

Первый из таких шлемов принадлежал императору Максимилиану I. Такие шлемы выпускали до года рис. В Италии появился, а затем проник через Испанию во Францию и Германию новый тип шлема — бургиньот. Он, возможно, произошел от итальянского салада, перед которым имел некоторые преимущества.

Бургиньот состоял из сильно вытянутого назад корпуса жесткого или подвижного назатыльника. Спереди шлем имел чаще всего вытянутый вперед и вверх козырек. Первоначально низкий гребень постепенно становился преувеличенно высоким. К боковым частям корпуса, которые имели вырезы, крепились на петлях науши. Для того, чтобы хорошо слышать, они снабжались отверстиями — слуховыми розетками. На затылке под гребнем находилась гильза для султана.

мягкий шлем со знаком быстрого клинка

Если науши доходили только до скул и соединялись на шее ремнями, то шлем назывался открытым, если они образовывали подбородник, то закрытым бургиньотом рис. Армет с перфорированными нащечниками и забралом. От доспеха императора Максимилиана I. От трехчетвертного доспеха рыцаря Ганса Фернбергера фон Ауэра ум. Командующий начал рассуждать вслух. Их даже не замаскируешь под человека.

Нужно использовать современника Ая. Найти человека, убедить, обучить. Это его первый визит. Полковник Лукас, офицер-психолог из состава сектора Хроноопераций, прокашлялся и взял слово. Мы должны вытащить всю компанию в Современность на несколько дней. Кто заменит короля Ая? Нет, подумал Деррон, кто-то еще должен увидеть единственный возможный вариант. Он не хотел говорить первым, потому что Гром и молния, а почему бы и нет? Ему платят за то, чтобы он думал и он с чистой совестью может говорить все, что считает нужным.

Он кашлянул, соседи удивленно посмотрели на. Кажется, о его присутствии забыли. Но разве у нас нет человека, которого можно послать в век Ая, не опасаясь потери памяти?

Я говорю о человеке, который попал к нам из еще более позднего момента прошлого. Обязанности Харла были ясны до боли. Он доведет корабль до Королевии, а потом предстанет перед королем Горбодуком и принцессой, посмотрит им в глаза и поведает о судьбе Ая.

Постепенно до него начало доходить, что в рассказ могут и не поверить. Остальная команда была избавлена, по крайней мере, от этого груза ответственности.

Они продолжали исполнять приказы Харла, не задавая вопросов. Солнце садилось, но они опять взялись за весла. Харл решил занять их работой на всю ночь, пока корабль не достигнет Королевии: Они гребли, как слепые, как сомнамбулы, с бессмысленными лицами, не думая, управляет ли кто-то кораблем. Весла часто сбивались с ритма, стучали друг о друга, шлепали, но на это никто не обращал внимания, а Торла затянул погребальную песню — он оплакивал единственного человека, способного вступить с ним в противоборство.

В пурпурном шатре, на личном сундуке Ая, в котором король держал свои сокровища еще одна проблема для Харла стоял крылатый шлем. Больше от короля ничего не осталось Десять лет назад Ай был настоящим принцем с настоящим королем-отцом. У него начала пробиваться борода, и Харл стал верной правой рукой принца.

Примерно в это же время двойная болезнь зависти и коварства начала чумой распространяться среди дядей и братьев Ая: Наследство Ая уменьшилось до палубы боевого корабля. Лично Харл против этого не возражал. Харл даже не жаловался на увлечение короля книгами.

Из истории шлема (20 фото)

Или на молитвы, обращенные к человеку-богу, богу-рабу, который проповедовал любовь и милосердие и которому за это клиньями раздробили кости Неведомая сила прошла то ли над, то ли под кораблем, качнула и отпустила, исчезла. Дракон вернулся — была первая мысль Харла. Поднялся из бездны, почесался о дно корабля. Гребцы решили то же самое, бросили весла и схватились за оружие.

Но никакого дракона не было. Вообще ничего не было. Со сверхъестественной быстротой поднялся туман. Красный закат превратился в рассеянное белесое свечение. Харл заметил, что даже ритм волн стал другим. Воздух был теплее, изменился запах моря. Люди переглядывались, то хватались за мечи, то бросали мечи в ножны, перешептывались. Он постарался придать голосу уверенность, хотя чувство направления совершенно покинуло.

Он отдал рулевое весло Торле, сам пошел на нос, на место смотрового. Гребцы и пятидесяти раз не успели налечь на весла, как Харл выбросил вверх руку и вода забурлила вокруг замерших весел. На расстоянии броска копья виднелся песчаный берег. Что лежало дальше, за туманом — это невозможно было даже вообразить. Шепот среди гребцов стал громче. Они знали, что всего несколько минут назад земли не было даже на горизонте.

А вдруг он исчезнет, как дым? Конечно, это могло быть только волшебство, и никто не сомневался: Другой вопрос — что им делать? Харл бросил притворяться, что все знает. После спора решил, что нужно грести в противоположную сторону, чтобы уйти от берега и, может, от воздействия магических сил.

Солнце давно уже село, но белесый свет сочился сквозь туман, не угасал. Он даже стал ярче, потому что туман редел. Стена, немного вогнутая, не имела видимого края или верха, образуя гигантскую чашу над крохотным кораблем, а высоко над головой сияли огни, ослепительные, как куски солнца. Люди начали молиться всем богам и демонам, каких знали. Они попали на небо, они среди звезд на краю мира! Едва не переломав в панике весла, они развернули корабль и скрылись в туман. Харл был потрясен не менее остальных, но он скорее бы умер, чем показал испуг.

Один из гребцов рухнул на палубу, закрыв лицо руками. Харл в сердцах пнул труса, заставил встать. Из них можно пустить кровь, как из простых людей! Если они вздумали над нами пошутить, нам тоже пара трюков известна! Слова Харла придали остальным немного мужества. Под прикрытием тумана мир снова стал привычным, человек мог смотреть вокруг и не терять рассудка.

Харл твердо приказал грести к берегу, и гребцы с радостью подчинились. Тот, что упал на палубу от страха, греб с двойным усердием, поглядывая на товарищей справа и слева, как бы предупреждая не делать рискованных замечаний. Впрочем, шуток он мог не опасаться очень долго. Им не понадобилось много времени, чтобы достичь плавно спускавшегося к воде берега. Берег оказался вполне реальным, осязаемым. Нос корабля ткнулся в песок, и Харл прыгнул в мелкую воду с мечом в руке.

Вода была теплее, чем он ожидал, брызги, долетевшие до губ, показали, что она еще и пресная, но таким мелочам Харл уже не удивлялся. Один из наставников Матта на шаг опередил Деррона, постучал в дверь палаты, потом отодвинул створку.

Заглянув в палату, наставник произнес медленно и четко: Тот человек, который вместе с тобой сражался в твоем времени. Наставник жестом предложил Деррону войти. Навстречу Деррону, выпрямившись во весь рост, от телевизора поднялся человек. Одетый в пижаму и больничные тапочки, он не был похож на умирающего дикаря, которого Деррон несколько дней тому назад помогал доставить в госпиталь.

Волосы только начали отрастать, торчали щетиной неопределенного цвета. Ниже глаз лицо Матта покрывала мембрана, заменявшая кожу до полного восстановления пластики лица. На тумбочке лежали учебники для средней ступени шкоды, наброски и фотомонтажи. Кажется, вариации одного и того же лица молодого мужчины. В кармане у Деррона была другая фотография, короля Ая, полученная с помощью зонда-птицы, который промчался над юным монархом в момент его отплытия в Королевию. Ближе подобраться на удалось — петли временных парадоксов мешали повторному воздействию на историю в одном и том же месте.

Голос был низкий, глубокий. Минимальная коррекция — и его не отличить от голоса короля Ая! Голос короля был записан зондом в момент съемки. Матт произносил слова медленно, отчетливо. Хорошо, что твой дух смог покинуть металлического человека. Тот был сильно ранен. Деррон улыбнулся, посмотрел на наставника у двери — не то слуга, не то тюремщик. Я был в полной безопасности, в отличие от. Не давай им тебя провести. Матт кивнул, он уже знал, что такое шутка.

Но был затронут важный вопрос. Матт посмотрел на телевизор. Когда пришли гости, он выключил звук. Показывали исторический документальный фильм. Она перемещает дух с места на место. Подумав, Матт решил, что понял правильно. С точки зрения Сектора куда важнее было тяготение Матта к твердому собственному мнению в неизвестном новом мире.

Твердость — полезная для агента черта. Конечно, если мнение — правильное. Это мой дух сражался внутри металлического бойца. Я сам не рисковал жизнью. Я благодарен тебе и рад, что могу сейчас сказать об. И уже у вас я узнал, что все люди здесь могли погибнуть, если бы мы не выиграли тот бой. Но опасность не исчезла. В других местах и в другие времена идут такие же сражения, не менее важные.

Это было подходящее начало для разговора с целью завербовать Матта в агенты Сектора. Но он не спешил брать быка за рога. В который раз он пожалел, что послали именно. Эксперты решили, что Матт с большей вероятностью прореагирует положительно, если предложение сделает Деррон.

В каком-то смысле они сражались бок-о-бок. И использовать Матта — это идея Деррона. Деррон потерял покой — он избегал встреч с Лизой и жалел, что не промолчал на совещании. Во всяком случае, он или кто-то другой — отступать поздно. Деррон вздохнул и приступил к делу. Но мои вожди хотят узнать, не поможешь ли ты нам еще раз? Вкратце он объяснил Матту ситуацию.

Берсеркеры, смертельные враги Племени-всех-Людей, серьезно ранили великого вождя народа в другой части мира. Кому-то нужно на время занять место вождя. Матт сидел тихо, внимательно смотрел поверх пластиковой мембраны.

Первым вопросом его было: Ты должен знать, что это опасно. Насколько — мы еще сказать не можем, но это серьезное. Опасность будет рядом с тобой постоянно. Кажется, ему предоставили найти верный оттенок. Разговор могут записывать, но будь он проклят, если станет обманывать Матта. Ведь сам Деррон добровольцем не вызвался. Что ему до человечества? Кроме того, шансы на успех операции казались Деррону ничтожными.

Смерть его не пугала, но некоторых вещей он боялся — боли, например. Или встречи с собственной ужасной судьбой, которую не предусмотреть, хотя Современность уже научилась перемещаться в полувероятностном пространстве судеб.

Если нужен будет совет, мы подскажем, что делать. Жизнь короля будет лучше, чем у подавляющего большинства людей в истории. Когда срок жизни короля исчерпается, мы тебя вернем в наш мир, где ты будешь жить долго и в почете. Матт, кажется, понял, что имелось в виду, и задал следующий вопрос: Деррон подумал над вопросом.

Но главное — не сражаться с берсеркером, а быть королем. Поступать, как он поступал. Деррон уже собирался добавить, что за ответом он придет завтра, как вдруг у Матта появились еще два вопроса. Найдут другого человека для замены вождя? Но наши мудрецы считают, что если никто не займет его место, война будет проиграна и мы все погибнем меньше чем через месяц. Ты первый, на кого пал выбор. Любой другой отставал бы от Матта на многие дни подготовки.

На счету была каждая минута. Матт развел руками — следов ожогов уже не осталось. Я не хочу умирать через месяц и видеть, как умирают. Я должен сделать то, что требуют ваши мудрецы. Я сделаю все, что смогу. Радости он не чувствовал. Он сунул руку в карман за фотографией короля Ая. Командующий Сектором Хроноопераций удовлетворенно кивнул. Он наблюдал за происходящим из пещеры с круглыми голыми стенами через систему скрытых камер.

Да, этот Одегард — парень не промах, хоть и молодой. Энтузиазма не демонстрирует, но любое задание выполняет прекрасно, без сучка, без задоринки. Доброволец получил нужную психологическую настройку. Теперь операция начнется по-настоящему. Командующий развернул кресло и увидел полковника Лукаса. Лукас натягивал белую хламиду, чтобы скрыть пластиковую кольчугу от шеи до колен. Жалко было потерять такого специалиста, как Лукас.

Лукас все прекрасно помнил. Но если я появлюсь в маске, как демон, на контакт нечего и надеяться. Командующий вздохнул, встал с кресла. Он постоял за спиной радарного оператора, отметив положение корабля на берегу и скопление зеленых точечек — сошедшую на песок команду. Потом подошел к окну, грубо вырезанному в каменной стене, глядя вниз в промежуток между двумя стационарными парализаторами и замершими в промежутке пушкарями. Генераторы тумана стояли сразу за окном, поэтому ничего не было видно, кроме клубов непрозрачной белизны.

Командующий надел массивные очки, такие же, как у пушкарей-парализаторов. Туман незамедлительно исчез, теперь он видел отдельных людей, корабль — в сотне ярдов от окна. За кораблем простиралось безмятежное пространство Резервуара. Если они тебя не окружат. Если что, маши обеими руками над головой.

Я лучше успокою их, задам пару вопросов, составлю впечатление. Ты не забыл маску? Помните, ограничиваемся транквилизаторами в напитках.

Они устали и могут сразу заснуть, если нет — пускайте газ. Лукас в последний раз оглянулся. Пусть пока сидят внутри. Его сандалии быстро застучали вниз по лестнице. Склон песчаного берега переходил в ровную местность с каменистой почвой и редкой травой, той, что растет в тенистых местах. Харл оставил большую часть команды у корабля на случай тревоги, а сам с шестеркой отобранных бойцов пошел на разведку.

Далеко отойти они не успели. Едва преодолев первый холмик, они увидели, как сквозь туман навстречу идет высокий человек. У него была впечатляющая наружность и длинная белая рубаха вроде тех, что носили добрые чародеи древних легенд. Не выказывая ни удивления, ни страха при виде семерых морских скитальцев, притом вооруженных, человек в белом подошел и остановился перед ними, подняв руки в знак миролюбивых намерений. Он говорил на родном языке Харла, с сильным акцентом, но Харлу в странствиях приходилось слышать акценты и похуже.

Человек в белом чуть приподнял брови, правая рука дрогнула — может, успокаивающий жест, а может, и знак кому-то. В таком тумане можно спрятать целую армию на расстоянии броска копья.

Харл вежливо кивнул Лукасу, назвал себя и товарищей. Человек в белом поклонился в ответ, медленно и торжественно. Этот Лукас держался так свободно, что излучаемая им уверенность выбивала из колеи. Харл хотел спросить, в какой они стране, но не решался показать невежество. Если у корабля останется охрана, слуги принесут еду.

Харл не знал, как поступить. Как бы действовал Ай, повстречай он такого вежливого и уверенного волшебника? Любой на месте Лукаса догадался бы, что семеро приплыли на корабле. Но может, он хочет выведать, сколько людей и кораблей прибыли? Двое остались с Лукасом, а Харл и остальные отправились к кораблю, объяснить ситуацию команде.

Все волшебники упрямы и горделивы. Пролитую кровь обратно в жилы не нальешь. А вдруг мы ошиблись? Будем за ним следить, не спуская глаз, пока не узнаем побольше. Если принесут еду и питье, ведите себя со слугами вежливо. Об осторожности излишне было говорить — бойцы были готовы напасть на собственную тень. Таким образом, Харл и избранная шестерка воинов, сомкнувшись кольцом вокруг волшебника, пошли в глубь берега.

Поняв замысел Харла, все делали вид, что в кольцо волшебник попал случайно, что гостеприимный хозяин не был пленником. Лукас если и был встревожен, виду не подавал. Туман становился гуще с каждым шагом. Не пройдя и сотни шагов, они обнаружили преграду — скалистые горы, до сих пор невидимые из-за тумана. С верхушек склонов скатывался волнами туман. У подножия скалы стоял дом волшебника — простое каменное строение, всего в этаж высотой.

Казалось, построили его совсем недавно. Но дом был просторен, сработан прочно, мог служить небольшой крепостью. Впрочем, в дальнейшем стало ясно, что крепость из него плохая — окна широки и низко над землей, широкая дверь ничем не защищена — ни стеной, ни рвом. Показалось несколько слуг, поклонились гостям.

Forging a Head (Ковка шлема)

Харл вздохнул с облегчением — слуги имели вполне человеческий вид. Были здесь даже симпатичные, жизнерадостные девушки.

Они украдкой бросали на воинов любопытные взгляды, хихикали и убегали в дом. Первым в дверь вошел Торла, потом Лукас, за ним, не отставая, остальные моряки.

Положив руку на топор, он осмотрелся: Внутри ничего подозрительного не оказалось. Дверь вела прямо в большой зал, где столов и скамей хватило бы на команду корабля и побольше. У огромного очага довольный слуга, улыбаясь, поворачивал вертел с тушей. Мясо уже подрумянилось, роняло капли жира. Видно, жаркое начали готовить заранее. Окна давали довольно света, но и на стенах имелось порядочно факелов.

Сквозь незамысловатые занавеси в дальнем конце Харл видел сновавших по своим делам слуг. Видно, комнаты были вырублены в толще скалы. Поди угадай, сколько там комнат и сколько может прятаться людей. Пока что Харл не заметил оружия, кроме столовых ножей. Несколько слуг, державшихся свободно, но сдержанно, накрывали стол на восемь персон, ставили солидные, но без украшений серебряные блюда и высокие кружки.

Есть вино, эль — что будет угодно? Он слышал рассказы о ядах и дурманах, вкус которых не отличишь от вкуса доброго вина. Кроме того, не время терять трезвость мысли. Все повторили требование Харла, правда, у Торлы вид был разочарованный. Компания села за стол, из-за занавеси появились девушки с кувшинами. Харл следил, чтобы в кружку волшебника эль наливали из того же кувшина, что и в его собственный, и лишь когда волшебник вытер с губ пену, Харл коснулся напитка.

И сделал только один глоток. Эль был в меру крепок, но Однако, в таком странном месте, и пиво может быть необычным. Харл позволил себе еще глоток. Лукас в знак согласия наклонил голову. Дружный возглас пронесся над столом — кружки звякнули друг о друга в унисон, потом вместе застучали о стол, уже значительно облегченные, не считая кружки Харла.

Ничего подозрительного он не заметил, но все равно решил больше не пить. Служанка поспешила подлить пива в его кружку, Торла усадил ее на колени, но когда она отстранила его лапищу, которой он намеревался ее пощупать, Торла растерянно подчинился, а на его лице появилось комичное выражение. Что-то здесь было не так, и Харл насторожился. Мысли полностью ясны, но В подобной обстановке ему следовало бы быть собраннее. Волшебник свободно развалился на скамье, позабыв о достоинстве.

Странно, никто не обиделся на двусмысленное замечание волшебника. Люди отхлебнули из кружек, печальный шепот пробежал вдоль стола. Харл крепко сжал огромные кулаки, вспомнив их беспомощность перед драконом. Запинаясь, Харл рассказал о гибели Ая. Он несколько раз останавливал рассказ, чтобы глотнуть эля. Истинная правда о драконе сейчас в собственных ушах звучала выдумкой. Да, едва ли король Горбодук поверит! Когда Харл кончил рассказ, Торла вдруг встал, как будто хотел что-то сказать.

Девушка, сидевшая у него на коленях, шлепнулась на пол. Торла с необычной для него заботливостью наклонился, хотел ей помочь, но девушка быстро убежала. Торла же все нагибался и нагибался, снова сел на скамью, опустил голову на стол и захрапел. Товарищи Торлы, те, что еще сами не храпели, только посмеялись. Что-то здесь неправильно, никто не пьянеет от пары кружек эля на брата.

И если они пьяны, они бы затеяли ссору. Харл глубоко задумался, сделал глоток и решил, что надо встать. Вы не должны верить в. Мы видели, его утащил дракон! Но Харл уже сам не был уверен, что он видел, а чего не. Он качнулся, наполовину обнажил меч, хрипло воскликнул: Но глаза его людей стекленели, закрывались, лица тупели.